23:20 

One String

DivideEtImpera
Задача: Андерсон закрывает клуб фанатов Шерлока и открывает клуб фанатов Мориарти. Придумывать варианты выживания последнего.

Комметарий автора: прошу прощения но написать однострочник с кучей версий мне оказалось не под силу, так что, увы, только многострочник

Андерсон озадаченно потер ухо. После стремительного ухода-объяснения Шерлока в комнате сделалось как-то стыло, обрывки теорий слепо пялились со стен и напоминали обрывки кожи, вызывали настойчивое желание потрогать пальцами, приладить на место. Филипп оторвал их к черту. Всю ночь не спал. Думал. Курить выходил украдкой, к окну, чтобы хозяин съемной квартиры, который жил этажом выше, не унюхал дыма. Ворошил ногой газетные ошметки. Рассматривал фотографии. Около одной присел на корточки, долго смотрел на широко раскрытые темные глаза, выцветшую на черно-белом улыбку.

На следующее утро гостей встретили обморочно белые стены, с одной единственной фотокарточкой, пришпиленной к наготе побелки бабочкой-смертницей.

Одна из тех кто пришел, вся монохромно-резкая, разомкнула темные от помады губы и сказала...

***

На крыше было до одури жарко. Взгляд напротив не хотел отпускать, затягивал. Тихий смех кружился вокруг. Да и как не смеяться, когда двое живых плюс два трупа равняются одному прикосновению гу...

***

- Нет, - резко оборвал Андерсон, - все было совсем не так.
Он помолчал, рассеянно глядя на фотографию.

***

Человек собирался долго, может быть мучительно долго для того, кто собирался выжить. Может быть он думал над тем выжить или нет. Или это был совсем не тот человек. Актер.

***

- Это хорошая версия, - сказал Андерсон весомо, - и даже кивнул щуплому пареньку, который ее выдвинул, вполне благосклонно. Тот ощерился кривыми зубами в сторону девицы-гота, чуть ли язык ей не показал. Но удержался.

Та фыркнула презрительно. В ее версии живые актеры вообще не предусматривались. Или были не важны.

Андерсон чувствовал себя немного живым. Чуть более живым, чем вчера. Внезапно он обнаружил, что создание фан-клубов затягивает. Если бы у него был психолог, она бы непременно посоветовала ему открыть фан-клуб на досуге.

- Все было совсем не так, - послышался хриплый ленивый голос, и все обернулись на высокого военного, который прислонился к косяку, будто брезгуя входить в комнату.

***

Здесь человек умер уже давно. Намного раньше, чем пустил себе пулю в глотку. Фактически он был мертв изначально, просто потому что был куклой. Такой же куклой, как и, в свое время, Джон, увешанный взрывчаткой по уши, только намного более талантливой.
Он умел взвинчивать свой голос до невообразимых высот, он умел играть почти виртуозно, но настоящий кукловод был невидим.

Кукла искренне считала куклами всех окружающих. Поэтому ей плевать было на взрывы, кровь и некрологи. В ее мире все было поправимо.

Но когда Шерлок, несмотря на мягкое: "мы похожи, ты такой же как я, брат-андроид" отказался прыгать с крыши, кукла поняла, что все это время нарушала первый закон робототехники.

Фактически это была сумасшедшая кукла. И когда ее собирали заново, ей опять вставили бракованный чип. Досадное упущение. Но случается.

***

Где-то здесь Андерсону послышался вполне искренний смех и ехидное: "Скучали по мне?", но он списал это на слуховые галлюцинации.

Ему оставалось несколько месяцев до того момента как он доверительно скажет психиатру:
- Вы знаете, быть богом довольно просто. Надо начать с фан-клуба. Конечно у Иисуса получалось быстрее, но мой метод тоже работает.


Задача: Мориарти решил подарить Шерлоку подарок на Рождество, сделанный своими руками. Можно рейтинг.

Себастьян уже некоторое время чувствовал что в комнате сгущается опасность. Опасность кружила поодаль, мягко пододвигаясь, скалясь, порыкивая и наконец коснулась его теплым боком чужого взгляда. Джим смотрел непроницаемо неопределенно, но было понятно, что именно Моран виноват во всех мирских грехах.
Себастьян аккуратно, стараясь не делать резких движений отложил книгу, которую читал и настороженно выпрямился. Через секунду губы консультирующего преступника дрогнули и в Морана полетела деревянная шкатулка. По правде говоря часть от шкатулки. Нижняя. Винтики раскатились с тихим обреченным звоном.
- Какого черта, - мягко начал Джим и Себастьян осторожно отложил кусочек дерева за спину, - какого дьявола!!!! Я!! Я?!? Я собрал миниатюрное взрывное устройство, я собрал взрыватель настроенный на Jingle Bells в нужном голосовом диапазоне. Я!!! Устроил себе чертов отпуск чтобы закончить магистратуру по языку и нормам стихосложения, чтобы сочинить рождественскую оду!!! И... - он набрал воздуха в легкие, и Себастьян напружинился в кресле, готовый перекатом уйти с линии огня, - яяяяя не могу сделать простенькую шкатулку под шебби-шик, чтобы все это запаковать?!? Мне что опять пускать себе пулю, чтобы на сей раз научиться декупажу?!?
Звук, который выдавил из себя Моран, как он осознал с ужасом секунду спустя, напоминал успокаивающее воркование.
Джим застыл. Замолчал. Прислушался к затихающему эху этого звука, к дыханию Себастьяна. Склонил голову набок.
- Ах так, - широкий жест заставил все содержимое стола метнуться на пол (Себастьян едва удержался чтобы не подхватить тот самый взрыватель), - завтра же, Себ, не только Шерлок, но весь Лондон, нет!!! Вся Англия!!! будут заняты только тем, что будут гадать скучали они по мне или нет. И на эту загадку, мой милый Себастьян, существует только один ответ!
- Да, сэр, - выдавил Моран, с тоской предчувствуя, что Рейхенбах был только началом.


Задача:Мормор. При покупке двух Моранов на 14 февраля третий прилагается в подарок!

Джим наткнулся на странное объявление уже под вечер, когда разделавшись со всеми заказами на сегодня угрюмо перелопачивал спам, куда иногда сваливались письма от различного рода террористических организаций и его домовладелицы. Объявление гласило "Акций. Только 14 февраля. При покупке двух снайперов, третий бесплатно".
Джим озадаченно прищурился и покусал нижнюю губу. Объявление интриговало. Честно говоря он уже был на финальной стадии своего плана Рейхенбаха, но из снайперов согласных за небольшие деньги жить на Бейкер-стрит и сторожить Шерлока нашел только некую Людмилу, которая по виду больше напоминала даже не снайпера, а борца за права угнетенных кровавой хунтой карателей. А тут можно было существенно сэкономить. В конечном счете Шерлок и так был чересчур расходной статьей в его маленькой криминальной империи.
***
Через несколько дней в его квартиру постучали. Джим открыл дверь, на всякий случай натягивая на лицо помесь выражений сразу и Джима из ИТ, и Ричарда Брука и уставился на высокого, светловолосого мужчину, по виду ближе к немцу, чем к англичанину. Мужчина непринужденно закинул на плечо сумку подтипа "неприметный чехол для переноски AS50", протянул широкую ладонь, в которой лапка Джима почти утонула.
- Добрый день. - улыбнулся холодно, - Моран. Себастьян Моран. Снайпер.
В этот момент со стороны гостиной донеслось неясное шуршание. Джим дернулся, оборачиваясь на звук, но опоздал, поскольку был мгновенно отодвинут за спину новоявленного снайпера, который крадучись двинулся на звук. Мориарти пожал плечами, запер дверь на замок и шагнул следом. Снайпер занял весь дверной проем, остановившись и уперев руки в бока и рассматривал что-то в комнате. Джим некоторое время пытался подпрыгнуть, чтобы подсмотреть из-за плеча, но в итоге сдался и просто отпихнул гостя в сторону.
Человек в гостиной чертыхаясь прилаживал на место портьеру. Был он худощав, темноволос, загорел и светлоглаз. Когда Мориарти все же шагнул в комнату миновав живую преграду, он обернулся и отряхнул руки.
- Бастиан, к вашим услугам, мистер Мориарти. - переведя взгляд он дружелюбно кивнул блондину, - Себ, рад видеть.
- И я тебя, Моран, - усмехнулся тот, кивая.
- Аха, - сказал Мориарти и засунув руки в карманах покачался с пятки на носок, - Аха.
- Басти... Себ.. скоро подойдет, - темноволосый Моран взглянул на часы и извиняюще улыбнулся.
- А это... - Джим покрутил в воздухе рукой, обводя их обоих, - у вас цеховое что ли?
- Что именно, сэр? - осведомился бледный брюнет с глубокими темными глазами, ранее скрытый высокой спинкой рабочего кресла консультирующего преступника. Теперь он развернулся лицом к собравшимся и расслабленно свесил кисть с подлокотника. В пальцах его мелькал серебрянным всплеском маленький ножик - визитка. - Людмила, кстати, просила передать, что 14 февраля это не только день всех влюбленных, но и день войск радиационной, химической и биологической защиты Вооружённых сил Украины
- Себастьян, полагаю? - осведомился Мориарти нервно, - Моран?
- Именно так, - хором ответили все трое и стали окружать консультанта. - С днем всех влюбленных, Джеймс.
- Себастьяяяян... - в панике позвал Мориарти и снайперы придвинулись еще на шаг, - Себастьян!!!

- Что?!? - гаркнули ему прямо в ухо, и он подпрыгнул в кровати. - Что тебе не спится, шеф?
Моран стоял перед кроватью и угрюмо его рассматривал. В руках у полковника была корзина, наполненная обрывками мишуры, лентами и смятыми сердечками, содержащими добрые слова и поздравления от всех благодарных за помощь Мориарти британцев, праздник накануне прошел с размахом.
- Ты, - сказал Джим, - тебя... а что четырнадцатое в самом деле день войск Украины?
- Пить вам меньше надо с Людмилой на брудершафт, шеф, - скривился снайпер и ворчливо чертыхаясь на некоторых неспящих в Лондоне ушел в свою комнату.


- Как расплачиваться будете? - деловито осведомился один из них, свешивая руку с кровати, чтобы нашарить брюки. Второй, успевший натянуть джинсы, слонялся по спальне, рассматривая лепнину и ангелочков с лицами родственников Бахуса, но тоже обернулся заинтересованно на слова товарища, и Джим невольно загляделся на поджарый обнаженный торс, украшенный несколькими свежими царапинами.
- Да, да, - деловито подал голос третий, уже полностью одетый, оборачиваясь от окна и собирая штатив для винтовки, который, в том, что произошло чуть раньше в комнате, участвовал совсем не в роли штатива, по крайней мере не для винтовки. - На троих это выйдет.... - он подумал немного, считая в уме, и назвал цифру, заставившую Мориарти удивленно округлить глаза.
-То есть как, - заикнулся преступник, - сказано же было, что третий в подарок.
-Как снайпер, да, в подарок, - подтвердил тот, что лежал на кровати, потягиваясь, - но за это мы еще счет не выставляли. А так конечно, за снайперские услуги сократим на треть. У нас все честно - он улыбнулся смущенно, прикусывая губу и бросая на Мориарти нечитаемый взгляд.


Задача: Майкрофт/Джон. "Я, между прочим, предлагал от чистого сердца!"

Когда Майкрофт предложил это в первый раз Джон, честно говоря, не поверил. Он изумленно приоткрыл рот. Невольно отвел взгляд от искривленных в неуверенной улыбке тонких губ визави и даже покраснел, потому что не привык не доверять людям.

Второй раз Холмс-старший подловил его в кафе. Сразу после сообщения о мисс Адлер, он доверительно положил холеные тонкие пальцы поверх запястья Джона и глядя ему в глаза повторил свое предложение. Джон тогда стремительно вскочил и почти позорно сбежал. Ему почему-то казалось что этим движением Майкрофт надел ему на запястье пульсометр. Он остановился на середине лестницы, перевести дыхание. Пульс зашкаливал. От подъема наверное. Надо бы заняться спортом.

Третий раз Майкрофт был почти категоричен. Он прислонился своей несомненно аристократичной задницей к такой же, если не более аристократичной, столешнице, пристально посмотрел на Джона и слова процедил чуть ли не скозь зубы.
- Нет, - неуверенно ответил Джон, листая каталог киллеров, как он окрестил папку с материалами по убийцам, поселившимся на Бейкер. - Нет, - он поднял твердый взгляд. - Как вы можете такое предлагать?!? Он же Ваш брат!
Майкрофт выругался. Майкрофт потянулся во внутренний карман пиджака за сигаретами и на глазах изумленного Джона прикурил.
- Я, между прочим, - сказал он не глядя на доктора, - предлагал от чистого сердца!
- Никаких камер! - категорично потворил Джон, - я в нашей квартире не допущу. И Ваших агентов-подселенцев нам тоже не нужно. У нас есть мисс Хадсон и я!
Майкрофт только обреченно махнул рукой и затянулся.


Задача:Майкрофт/Шерлок. Я уберегу тебя от всего плохого. Даже от самого себя.

- Я уберегу тебя от всего плохого, - слышит Шерлок весь опутанный чем-то продизенфицированно-медицинским, хладнокровно отблескивающим пластиком и хромированной сталью, пахнущим наркозом и назойливой угрозой дефибрилятора, и не верит себе, брату он тоже не верит - Даже от самого себя.
"Я" слышит он, и этому верит. Для Майкрофта нет бога кроме Майкрофта и он пророк его.
"Уберегу" слышит он, и это правда. В руках скромного чиновника сосредоточено так много нитей, что иной раз кажется его кодовое прозвище в МИ-6 "Ананке".
"От себя" слышит он и не может поверить, слишком притягательна для Майкрофта единственная рыбка-не-рыбка. Ловцу душ человеческих слишком одиноко ходить по воде в ботинках за триста семьдесят восемь фунтов и франтоватом костюме-тройке.
И единственный кто способен уберечь Шерлока от брата это он сам, поэтому в лучшем стиле Авеля из последних сил он огрызается:
- Диета, Майк, ты бы себя для начала поберег.


Задача:Лестрейд. "It's our division". Все в шоке.

Грегори Лейстред покачался на кресле, надкусил пончик. Сглотнул навязчиво-ласковый привкус глазури. Выдохнул. Тоскливо зевнул. Душное лето выбивало силы. И провоцировало мигрень.
Сервисная служба уже целую неделю муторно чинила и все никак не могла починить центральную систему кондиционирования.
Тянуло в сон. Он подпер щеку рукой и неохотно перевернул первый лист довольно пухлого дела.
Из коридора донесся деловитый шум. Донован вошла как всегда без стука, идеально отглаженным форменным кудрявым укором в непрофессинализме и лени. В руках у нее была папка со сводкой происшествий, и Грег тоскливо вздохнул, поднимая взгляд.
Почти половина сказанного пролетела мимо ушей, когда что-то дернуло расплавленный духотой слух.
- Повтори.
- Вандализм в Центральном Зоопарке, сэр. Кто-то разгромил Пингвинариум. Убийство в Ковентри-гарден. И еще ограбление банка на Спиквел-стрит. На два последних происшествия уже выехали группы.
- Зоопарк, - повторил Лейстред и оттянул воротник рубашки, - наше подразделение. Что мы все о людях, да о людях. Животные тоже нуждаются в заботе. Собирай группу. В пингвинариум! - он торжествующе качнулся в кресле.
- Что?! - Салли готовилась среагировать на кодовые слова "убийство", или в крайнем случае "ограбление".Слово "пингвинариум" не было предусмотрено программой. И сейчас шла экстренная проверка слуха. - Что?!
- Пингвинариум! - повторил Лейстред, и для плохо знающих родной язык повторил на чистом английском, раздельно - It's. Our. Division.
Он поднялся с кресла и, подумав, накинул пиджак. Уж где-где, а в пингвинариуме должно быть, просто обязано быть, прохладно. К тому же пингвины всегда напоминали ему гротескную пародию на Майкрофта Холмса. Куча маленьких Холмсов, умоляющих о спасении от вандалов в прохладном, полутемном помещении, что может быть лучше?


Задача:Юность Джона. Как он праздновал 14 февраля год за годом?

***
Первые пять валентинок Джон дарил матери. Так постепенно он оттачивал искусство вручения валентинок.
***
Глядя на Глорию Мастерс он понял, что отточенное искусство вручения валентинок его отчего-то подводит. Поэтому в тот год валентинка досталась Эмилии Спринг, жившей в соседнем дворе, а Джону достался поцелуй в щеку и насмешливое "тили-тили", преследующее его до окончания школы. Потом Эм сбежала с каким-то рокером и Джон, таким образом, был освобожден от ежегодной обязанности дарить ей валентинки, букеты, конфеты, водить на свидания и целовать на старом продавленном сиденье отцовского форда. Не сказать чтобы он об этом жалел. За несколько лет как-то поднадоело.
***
Некоторое время после этого он удачно терял подружек не доводя их до февраля и находил новых уже весной или летом, таким образом вопрос валентинок не вставал перед ним во весь свой рост.
***
Потом оказалось, что валентинки это такой многоходовый квест, а не просто купленное в ближайшем букинистическом сердечко. За время от школьной и до университетской скамьи девушки становились куда-как изощреннее в своих ожиданиях. Но у Джона была Любовь. У Любви были наивно-доверчивые карие глаза, чуть хрипловатый голос, и очень практичные планы на будущее, куда Джон, несмотря долгие месяцы ухаживания, регулярный секс и знакомство с родителями абсолютно не вписывался. По крайней мере его сокурсник, сейчас практикующий пластик, вписывался туда, как оказалось, гораздо лучше. Об этом Любовь сказала Джону очаровательно улыбнувшись и вернув ему очередную валентинку назад. С тех пор Джон не очень любил кареглазых брюнеток.
***
В армии валентинки не приветствовались.
***
А потом у Джона был Шерлок. Шерлок и валентинки не сочетались друг с другом. Никак. Причем было неважно кому адресована валентинка. Шерлоку не нравился сам праздник. Он язвительно комментировал нарастающее безумие за несколько дней до, и еще несколько дней после, так что Джон, иногда отмечая взглядом глянцевые открытки, невольно чувствовал себя простым обыватем и невольно ускорял шаг. С одной стороны было хорошо, конечно, что Шерлок отучал его быть простым обывателем. С другой стороны девушки гарантировано обижались.
***
Первую свою валентинку Джон купил через год по заданию психолога. Его психолог вообще любила давать ему какие-то странные, невыполнимые задания. Он повертел кусочек картона в руках и почувствовал себя невыразимо глупо. Валентинка отправилась в корзину, потом была стыдливо вынута оттуда и выброшена с прочим мусором. Как будто кто-то мог ее заметить и прокомментировать. Как-будто тот, кто мог это сделать, еще был жив. На следующий день Ватсон упорно купил еще одну. С котенком. К вечеру он решил что котенок выглядит глупо и вторая валентинка повторила судьбу первой. Третья не дожила даже до входных дверей. Короче тот год обошелся без валентинок. Да и дарить их все равно было некому.
***
- Вот, - неловко Джон вручил женщине большую валентинку и букет фиалок. - Это ... С праздником!
- Спасибо, - удивленно отозвалась та, крепче перехватывая сумку, перекинутую через плечо, и разглядывая неожиданный подарок.
- Мне посоветовал так психолог, - выдавил Джон неловко и почувствовал таки себя идиотом.
- Мэри, - сказала женщина и прекратив его разглядывать протянула руку для уверенного пожатия. - Зачем Вам психолог?
Она была совсем некрасивой. Симпатичной. Но слишком резкой, наверное. Поэтому Джон выбрал ее из толпы. Десять открыток так и оставались нетронутыми, он замерз и хотел бросить уже эту затею и пойти домой, когда заметил ее. Наверное ей редко дарят валентинки, решил он, и автоматически шагнул вперед.


Задача:Рабочая встреча Магнуссена и Майкрофта в расслабленной неформальной обстановке


- Что ты сделал? - смеется Майкрофт и наливает чай.
Майкрофт Смеющийся почти так же невероятно как и Майкрофт Наливающий Чай, и Чарльз смотрит внимательно, запоминает скульптурную композицию, чтобы сохранить этот ментальный слепок в личном деле. Личное дело Майкрофта пухлое до невозможности. Фотографии, фотографии, фотографии.
Когда Чарльз рассматривает их, то он говорит: "Плохой мальчик!". Для него все "девочки" или "мальчики". Но Чарльз говорит это не о Майкрофте, он говорит это о себе.
За последний год Чарльз устал провоцировать. С Майкрофтом нет в этом нужды. Майкрофт сам кого угодно запровоцирует до смерти. Поэтому Магнуссен просто на время расслабленно влезает в собственную старую шкуру и чувствует как она ему жмет. Все больше и больше за эти годы. Еще немного и не влезет даже ради Майкрофта Наливающего Чай.
Чай между прочим вкусный. С легким ароматом мяты и клевера. Чарльз опускает тяжелые веки и память услужливо подсовывает: лужайка, здание университета нависает угрюмой тенью, в траве сидит рыжий парень, опираясь на руки, в зубах зажата длинная травинка. Травинка лениво путешествует из одного уголка губ в другой, Чарльз глядит на это сбоку и хочет тоже такую же травинку. Ту же. Так чтобы губами к губам и легкое движение языком слева-направо, справа-налево. А на вкус наверное пыльно и немного горько.
От Майкрофта когда он садится напротив пахнет тоже чем-то горьким, ничего общего со сладким ароматом La Luna, но Чарльзу все равно нельзя лизнуть и проверить этот запах на вкус. Поэтому Чарльз усилием выползает из летней, старой, пропахшей клевером и мятой шкуры и вспоминает, что Майкрофт - это сила. Это власть. Это информация. Это то, чего хочет он, Чарльз Магнуссен. Несомненно оттого что это сила, власть и информация. Несомненно.
- Никогда не делал этого в камин, надо же когда-нибудь начинать - сказал Чарльз и поморщился, делая глоток. Иногда старая шкура жала так, что становилось больно.

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

DEI

главная