DivideEtImpera
Сказка об одиночестве

Однажды я немного задержался на пороге, зацепился за что-то рукояткой зонтика, да так и застрял, пытаясь вытащить без шума. Знате, трудновато как-то таскать с собой не один, а целую пару. Они же упрямые, еще и соревнуются между собой, кому под правую мышку, кому под левую. А кому вовсе под кошку. Ну это я так шучу. Старая шутка, заезженная, ну так и я не молод. Сколько себя помню, так всегда и был немолод. А братец вот у меня молодой, и таскает всего один зонтик. Как по мне ужасная несправедливость, да. Ну да что поделаешь. Кому сколько таскать предрешено Мойрами, тот столько и тащит.
Собственно я не об этом. Застрял на пороге и конечно опоздал. Сон прошмыгнул мимо и укоризненно махнул мне лапкой: «Иди мол, старый, без тебя справлюсь». Да, вот так и становишься пережитком. Да еще и без работы. Глядишь так совсем делать нечего будет.
Больше у меня в эту ночь хороших детей не оставалось, а в сером зонтике мыши проели дыру, так что и плохие остались на несколько дней без присмотра и спокойно видят то, что видят.
Поэтому, я просто вышел на улицу и присел на лавочку. Вытянул ноги, покряхтел устало, сбросил свою вечную пару зонтов рядом с собой.
И только после укоризненного «Осторожнее» обратил внимание, что скамейку оккупировал не один. На другой стороне, практически невидимая в тени, сидела скорчившаяся фигурка, черт его знает по современной моде девушка или парень.
- Ну и чего дома не сидится? - я тронул мыском ботинка подсыхающую лужу напротив и стоячая прежде вода заколебалась, дробя отражение луны на мелкие белесые осколки.
- А Вам то какое дело? - довольно невежливо отозвались с другой стороны и я убедился таки, что девушка, да еще и расстроена. Мда, не в том я возрасте чтобы девушек среди ночи утешать, но попробуем.
- Да так, - пожал я плечами, - мало ли, вдруг по парку бродит маньяк, и домой идти опасно, лучше переждать его здесь, на скамейке.
- Ну разве что Вы тот маньяк и есть, - буркнула она и я невольно задумался. Маньяк ли я. Ну если по совести и справедливости рассудить, то отчего бы и не маньяк в самом то деле. Врываюсь в дома по ночам, подсовываю детям сны. Без спроса между прочим. Это, если так грамотного юриста спросить, да еще и не заплатить ему, наверняка потянет на какое-нибудь там насилие над детской психикой, скажем.
- Нет, - сказал я вместо этого и неприятно поскребушил зонтиком по асфальту, - я не маньяк.
- Да какая разница? - в сердцах сказала она и высморкалась в заботливо подсунутый мною платок. Дети, знаете ли, тот контингент, который просто таки требует наличия в карманах кучи вещей, вроде вот пакетика одноразовых платков. - Хоть бы и маньяк. Надоело уже.
Поинтересовался что именно надоело. Выяснилось что надоело одиночество. Девятнадцать в глухом переходе к двадцати, и вишь, одиночество уже успело мало того, что прицепиться, так еще и надоесть. Молодой человек опять же бросил. Опять.
Удивительное постоянство у нынешней молодежи, скажу я вам. Бросают, сволочи. Вот раньше бы бросил, и папенька бы ему р-раз - перчатку в морду и волоком на дуэль. Не пробросаешься особо. А сейчас: завел - бросил, завел - бросил. По характеру не подошли. Это уж как водится. Характер такая штука, очень тщательно нужно перебирать, и то не факт что подойдет. Раньше вот как-то… впрочем это я все по стариковски ворчу конечно, и трава была и деревья и сам я тоже был. Раньше. И сейчас есть. И трава с деревьями тоже есть.
Я подсел поближе, подсунул еще один платок и приобнял существо за плечи. Ну не мог я воспринимать это вот девушкой. Пусть уж будет существом. Снусмумриком скажем. Я просто уверен, он тоже выходил из мумми-дола в какой-нибудь мумми-парк и там горько рыдал на мумми-скамейке о том что его бросили и не подняли.
А потом я рассказал ей об одиночестве. О том, что желание быть не одиноким на самом деле имеет очень много вариаций от «желаю чтобы у меня дома всегда было тепло и уютно и появлялся сам собою горячий чай, когда нужно» до «желаю ночами иметь чем заняться кроме как поспать» и до «желаю говорить по душам с человеком который меня понимает», и ни одно из них по сути не выполняется, даже если вдруг находишь себе пару, поскольку все эти желания к гипотетической паре не будут иметь никакого отношения. Одиночество человек носит в себе, чтобы было от чего бегать и чем оправдываться. А в начале и в конце все мы по любому одиноки. Или не одиноки. Но опять же это никак не зависит от того кто находится рядом.
- Так что лучше ставь вопрос по другому, - закончил я задумчиво, поскольку существо угомонилось уже, да и платочки кончились, надо признать, - есть ли у тебя навязчивое желание поставить свое одиночество в зависимость от какого-то внешнего персонажа, который возможно существует и даже возможно рядом с тобой? Если это желание есть, то надо персонажа найти, притянуть за шкирку, серьезно поглядеть в глаза и торжественно вручить ему конвертик с одиночеством завещав хранить для потомков, ибо… И не вскрывать до наступления конца света как минимум. Гарантирую после этого, когда ты будешь знать что оно в надежных руках тебе сразу полегчает.
Она смотрела на меня и глаза ее в темноте блестели будто две серебряные монетки, из тех что кладут покойникам на перевозку. В сущности давно пора было уже заканчивать разговор, но мне отчего-то впервые за всю ночь не хотелось никуда идти, да и колени разнылись окончательно. Так что я помедлил еще чуток.
- А если, - сказала она внезапно, - я сама?
- Что ты сама?
- Если я не хочу никому отдавать? Сама заберу?
Я улыбнулся невольно и пожмурился, будто надо мной не луна была, а яркое солнышко. Хотя солнца то я, надо признать, не видел дай бог памяти сколько лет. Столько не живут.
- Как это сама забрала одиночество? По-твоему есть люди которые коллекционируют их? Нет, одиночества надо отдавать абсолютно независимым третьим лицам, которых возможно и видишь то один раз в жизни, а так отдал и не увидишь больше и слава богу. А еще лучше если это лицо забудет твой конвертик с одиночеством в ближайшем автобусе или на лавочке и он завалится там за обшивку и будет путешествовать невскрытым. Чтобы уж точно не вернулся к тебе. Ты просто воспринимаешь свое одиночество как дар, - продолжил я задумчиво, - а на самом деле это абсолютно ненужная тебе вещь, которую ты бережешь как рудиментный хвостик, скажем. Отрубить и отдать трудно конечно, но с другой стороны если ты вручишь свое одиночество кому-то одному, хорошо знакомому, а он вручит тебе свое, то так и будете ходить и держать друг друга за хвостики. А потом однажды кто-то из вас дернет посильнее и обнаружит что хвостик то отвалился, а человек как ящерица уже далеко и отращивает себе новый.Человека надо держать за руку - философски закончил я, - а не за хвостик. Рука отрывается с большим трудом.
А потом я поднялся и ушел, чуть прихрамывая, потому что серый мой зонтик намок, собака, и стал тяжелым, а белый тянул взлететь к звездному небу.
А она осталась на скамейке.
И знаете что я вам скажу? Руки и в самом деле отрываются с очень большим трудом.
А еще что не стоит сидеть так поздно вечерами на скамейках в темных парках даже без перцового балончика.