01:47 

Дань ностальгии №1 Гарри

DivideEtImpera
А начинал я вот так, а начинал я вот здесь,
И любопытство тогда было почище чем спесь))

I. Name

Harriet 'Harry' Watson | Гарриет "Гарри" Уотсон (Джессика Хайнс).
Гарри – это уменьшительное от Гарриет. Уменьшительнее назвать невозможно, хотя Клара иногда звала ее Рит. Ей не нравилось.
II. Age

16.06.1974, 37 лет.
III. Status

Программист – фрилансер (Java, C++, C#, PHP, MySQL, Flash, Javasсript, HTML)
На данный момент шестимесячный контракт на должность программиста-разработчика с удаленным рабочим местом в одной из компаний Capita Plc (www.capita.co.uk).
IV. Preferences

Ориентация: лесби
V. Appearance
Прототип: Джессика Хайнс
Рост: 5 футов, 6 дюймов (168 см.)
Вес: 75 кг (периодически прибавляет и сбрасывает)
Фигура: скорее соразмерная, чем спортивная
Цвет волос: светло русый в рыжину
Длина волос: ниже плеч, по лопатки
Цвет глаз: карие
Предпочитает одежду унисекс, повседневную обувь на низком каблуке, удобную для долгой ходьбы. Любит джинсы и мягкие кожаные куртки с вычурными деталями и необычной формой ворота. Не любит носить блузки и офисные костюмы. Волосы носит большей частью распущенными, однако на работе перехватывает резинкой, чтобы не мешались. Практически не носит платья. Предпочитает черный, голубой, зеленый и цвет охры. Обожает майки и футболки с рисунками, которые могут эпатировать окружающих.
Предпочитает не пользоваться косметикой, особенно тушью и подводкой, или пользоваться очень умеренно, в связи со спецификой работы, однако вполне может выйти и в полной боевой раскраске, хотя с ее типом внешности и возрастом это скорее старит, чем делает привлекательнее.
VI. Personality

Гарриет никогда не была образцовой девочкой. Спорить с родителями, подначивать брата, вести себя иногда так, что самой потом было стыдно, ее будто заставлял какой-то бес. Впрочем, под эпатажем окружающих, грубыми выражениями, подначками и подколами скрывалась крайнюя неуверенность в себе, подпитываемая самокритикой и самокопанием. Эта двойственность сводила ее с ума. «Свой в доску парень» Гарри не могла сказать родителям, что у нее проблемы в школе, но могла разбить окно, чтобы их туда вызвали.
Все стало и сложнее и легче, когда она уехала учиться в Лондон. Первая девушка, она же соседка по квартире, все вполне предсказуемо, даже обнаруженный в банке для заварки пакетик кокса и последовавший безобразный скандал. Далее ссора с матерью, прохладное молчание отца, слава богу, Джон тем летом уехал к друзьям, и чуть больше ответственности. Впрочем, ее все-равно не хватает для стабильной жизни.
Гарри прекрасно знает свои недостатки: крайне неустойчивое внимание, даже некоторая поверхностность как в отношениях, так и в освоении чего-то нового, замкнутость, склонность к черному юмору и сарказму, лень, неверие в свои силы и в то же время потребность в постоянном признании своих успехов и в любви. Эта потребность однажды выражается в приезде скорой и каких-то на секунду брезгливо-испуганных глазах брата, который к тому времени тоже жил в Лондоне. Приступы меланхолии и жалости к себе, перебиваются только наличием интересной работы, и усугубляются выпивкой, впрочем, в последнее время, особенно после ухода Клары, запоев практически не случалось. Гарри предпочитает не задумываться, связано ли это с личной жизнью, работой, или с тем, что более-менее наладились отношения с братом и матерью. Возможно, она просто повзрослела.
Как бы то ни было, жизнь за все это время не слишком ее впечатляла. Со временем Гарри пришла к выводу, что жизнь набор узаконенных штампов: вскакивай пораньше с постели, не плюй в тарелку соседу, не заглядывайся на чужое и будет тебе счастье. Единственное, что заставляло ее сомневаться в непреложности этой истины это то, что за всю жизнь она не видела ни одного по-настоящему счастливого человека. Глядя на Джона во время его редких визитов, она думала, что возможно значение имеет процент плевков и пропущенных звонков будильника.
Гарри мечтает открыть собственное дело. Что-то связанное с компьютерами. Нет не продажа и не настройка, а что-то вроде индивидуальной разработки настольных приложений. В последнее время это пользуется спросом, а облачные технологии позволяют начать бизнес, не выходя из дома, но лень, чертова лень. И еще отсутствие денег. Денег не хватает, потому что Гарри не умеет экономить. Если что-то ей нравится она предпочитает купить прямо сейчас в какой-то странной попытке не дать купить эту вещь другому. Черт его знает что это - подростковый кризис, шопоголизм, неумение следить за деньгами. Гарри не вдается в причины грустно высчитывая остатки на карточке. Впрочем, ей всегда хватает благоразумия переставать ходить по магазинам в конце месяца.
Сильных сторон у нее немного, думает Гарри, и на проверку все они оказываются слабостями: дружелюбие и почти кошачье любопытство не раз приводили ее в неприятные компании, приверженность к родственным связям оборачивается гиперзависимостью от мнения родных и окружающих. Если так подумать, то сильная сторона у нее всего одна: самоирония.
VII. Lifestory
Родилась 16 июня 1974 года в графстве Хемпшир, Великобритания, около Саутси. Отец - Джон Генри Ватсон (умер), мать - Вайолет Ватсон. Младший брат, Джон Хемиш Ватсон. Почти десять лет, с 79 и 88 прожила вместе с родителями и братом в Австралии.
«Об Австралии Гарриет почти ничего не помнит, кроме лошадей. Лошади, ветер и еще устричные фермы и бесконечные реки. От Австралии у Гарриет почти ничего не осталось кроме легкого акцента почти незаметного акцента, отвращения к морепродуктам и длинного бледного шрама на левой икре, чуть не попала под лодку. Гарри не любит Австралию, не любит вспоминать об Австралии, и не понимает, почему вообще туда уехали родители, так же как и причин, которые заставили их вернуться»
После возвращения в Великобританию поступает в Лондонский университет и 1997 закончила бакалавриат по направлению Информационные технологии и управление данными.
«Гарри помнит, как она скандалила с матерью. Вайолет хотела, чтобы дочь поступала на Финансы и Маркетинг, сама Гарри хотела на Историю Возрождения и еще на Искусство со специализацией по Древней Греции, а ее школьная подружка выбрала «Обработку данных» и уехала в Манчестер. В итоге выбор решила подружка и хорошее знание математики. На стене, напротив кровати Гарри висит репродукция Джоконды в двоичном коде, и это единственное что связывает ее с эпохой Возрождения. Что ей нравится выбранное направление она поняла на втором году обучения, когда третью ночь подряд ваяла код под угрюмое буханье Рамштайн и бутылку Blue Curasao, единственную выпивку, оставшуюся в холодильнике. Минус пять килограмм, отвращение к ликерам и пятерка по медиа-индустрии, а также красные от недосыпа глаза убедили ее, что терпеть подобное ради изучения малоизвестных полотен Пьеро ди Козимо она вряд ли бы смогла.»
В 1998 году поступила на работу в Qdos Entertainment, в качестве системного администратора, откуда была уволена по собственному желанию в 2008, далее работает фрилансером по временным контрактам и одновременно в 2008 поступает на первый курс магистратуры по Управлению IT предприятием (Лондонский университет).
«Работа в Qdos Entertainment ей нравилась своим разнообразием. Qdos как они выражались работали в сфере людей искусства, но на самом деле брались за что угодно. Иногда Гарри уходила с работы, когда они зависали над проектом оцифровки сцены, а на следующее утро это была уже система электронной продажи билетов. Работа в Qdos не нравилась ей тем что работать приходилось все-таки с людьми, одним из которых был ее шеф. Нет, это не был харассмент, боже упаси, шефу было за сорок, примерный семьянин, двое детей, и крайняя упертость. На почве этой упертости они и расстались. В дальнейшем Гарри предпочитала работать по фрилансу: меньше шансов потрепать нервы, но и более низкая вероятность успеха. Фриланс и Гарри вели тонкую шахматную партию вплоть до 2010, когда он поймал ее в ловушку очень выгодным срочным продлеваемым контрактом с Capita Plc.»
Гарриет впервые встретила Клару Мейсон в Qdos Entertainment в 2006, где та работала в качестве театрального агента на базе постоянного контракта. В 2007 году они зарегистрировали гражданское партнерство, которое было расторгнуто в июле 2010, после чего Гарри сменила квартиру и переехала в Камден. На данный момент живет одна.
«Гарри любила Клару и Гарри совершенно не могла рядом с ней жить. Клара была слишком целеустремлённой, пунктуальной, собранной, следила за фигурой, за диетой, за Гарри и была почти идеальной, за исключением того, что она была слишком идеальной для Гарри. Но это странно бросать человека только потому, что он идеален, и Гарри снова начала пить, тем более выбранная специальность давала ей возможность почти не выходить из дома. Гарри пила, устраивала Кларе тихие семейные скандалы, находила и уходила в работу, пока Клара чистила дом от заначек, и снова пила. Клара держалась долго, наверное она тоже любила Гарриет. Вещи Клары забрала ее секретарша, очень молоденькая, очень стервозная, с выражением «Я все про вас знаю» на лице. Наверное, так им обоим было легче. Наверное больше всего во всей этой ситуации Гарриет расстраивало укоризненное молчание брата. Она переживала за него, он вернулся замкнутым, немного ожесточённым, зашел дерганной неуклюжей походкой в кафе где они назначили встречу и долго морщился прежде чем взять телефон. Телефон ей был совершенно не нужен, ей хватало своего старенького HTC, а этот напоминал о Кларе и о том, что она хотела бы выбросить из головы как можно скорей. Возможно поэтому Джон не стал особенно сопротивляться. Она выбросила все остальные вещи, вперемешку свои и Клары и переехала в Камден в маленькую студию на третьем этаже, всего с одним маленьким чемоданом, в котором лежали ее диски, лаптоп, несколько узкоспециализированных книг и сандвич. В дальнейшем, она поняла свою ошибку и никогда не клала сандвич с тунцом рядом с книгами.
Джон завел блог и, как ни странно, нашел соседа, о котором писал намного больше чем о себе. Гарри видела его только по фотографиям в газетах, но из блога Джона, а также из его пересказов знала об этом странном человеке такие детали, как то, сколько кусочков сахара он любит класть в кофе, что он раздражительный и нетерпимый по утрам (а также днем и вечером, вывела она для себя), что он знает все и обо всем, а что не знает может вычислить, что у него есть довольно странный старший брат, и Шерлок терпеть его не может, и ах да, еще, что он умер. Гарриет была благодарна Холмсу за Джона, с которым они больше сблизились в последнее время, и ненавидела Шерлока из-за Джона, на которого невыносимо было смотреть последнее время. В целом вот такой была ее жизнь к настоящему моменту»

VIII. Talents

Склонность к самокопанию, способность сочувствовать и слушать собеседника. Иногда находит нетривиальные решения возникающих задач, в большинстве случаев это связано с работой. Просто непревзойденный талант захламлять свое рабочее место и вообще любое место, в котором пробудет больше чем полчаса.
IX. Belongings

Сумка с длинным ремнем, чтобы носить через плечо: смартфон с выходом в интернет, ручка (с блокнотом проблемы – он то есть, то нет), кошелек, права, блеск для губ, жевательная резинка, резинка для волос, расческа, ключи от дома, пластиковые карточки сетевых маркетов, которыми редко пользуется, Oyster-card. Все остальное в сумке весьма вариативно и зависит от того как давно ее перетряхивали.
В случае если без сумки то кошелек или мелочь (в зависимости от размера карманов), телефон и ключи.
X. Post
Гарри металась по комнате, пытаясь вспомнить, почему и за каким чертом она вынимала из сумки телефон и где его теперь искать. Зарядка полузадушенной змейкой липла к шнуру от ноутбука, как будто вчера вечером, вот прямо тут, на столе, у них была интенсивная любовная связь. А телефона не было. Сегодня ей должны были позвонить насчет продления контракта. Сегодня, именно сегодня телефон решил исчезнуть, чтобы скончаться от ломки по заряду батареи или от анфилактического шока где-нибудь в пыльном углу, например, вон там, где брошены джинсы.
- Ну же, мальчик мой, давай. – пробормотала Гарри, лихорадочно откидывая вещи с дивана. Надо не забыть все прибрать, когда придет Джон, если он вообще придет.
Ну почему, почему начальник не может позвонить в семь вечера, когда все нормальные люди проснулись и находятся в приличном рабочем состоянии. Почему это обязательно должно быть до обеда, который у этих офисных крыс, страшно подумать в 12 часов.
Гарри остановилась посередине комнаты и задумчиво нахмурилась, вспоминая.
Возвращение домой помнилось смутно. Кажется, она была в новой компании. Ребята наткнулись на нее, когда она мрачно глушила пиво в спорт-баре на углу Коннеси и Ретсборн и за каким-то чертом потащили на дискотеку. Или она навязалась сама из-за той миниатюрной брюнетки с неловкими угловатыми движениями и удивленным выражением глаз. Ладно, это неважно, неважно уже хотя бы потому, что сегодня она проснулась одна, окончательно замерзнув под тонким одеялом, с жуткой головной болью и паническим ощущением опоздавшего на последний поезд человека. Так или иначе, поезд под названием жизнь всегда уходил от нее, когда она, всего на минуту, отключалась в вагоне-ресторане, и издевательски исчезал в блеклом тумане будущего. Неважно, Гарри, просто забей на это, сейчас не время для похмельной депрессии.
Гарри встряхнула головой, и вернувшаяся мигрень с мстительным удовольствием сжала виски, прошлась холодными пальцами по лбу и вонзила их под веки.
Вот с кем она спала сегодня ночью. С Мигренью, своей верной подружкой. У них была восхитительно пустая голова – одна на двоих.
Она точно помнила, что доставала телефон, кажется, чтобы все-таки записать номер этой странной девочки с глазами олененка. Она достала телефон. Она улыбнулась. Она выполнила весь стандартный набор, начиная от взглядов и кончая якобы случайным прикосновением к хрупкому бледному запястью с черной точкой родинки прямо на косточке. И она совершенно зря бросила взгляд в зеркало. Зеркало, не теряя времени, как верная подружка после долгой разлуки, спокойно и безучастно сказало ей всю правду о ней, о вагоне-ресторане, о первых морщинках и о том, что она ну совершенно по-идиотски смотрится рядом с восемнадцатилетней дурочкой. Немного помолчало и повторило голосом Джона:«Идиотка.».
Вещи всегда говорили с ней голосом брата. Холодильник читал длинные, нудные нотации о здоровом питании, дверь мягким шепотом напоминала проверить верхний замок, компьютер отпускал сдержанные замечания о правилах приличного поведения на форумах и блогах. Наверное, эта привычка говорить с братом появилась, когда он уехал: сначала на практику, потом на курсы повышения квалификации, а потом в это странное место, про которое дикторы новостей знали только нехорошие вещи и многозначительно называли "Зона боевых действий". Однако, надо отдать Джону должное, он совсем не обращал внимание на разговорчивые вещи и был рад в любой момент, и в любом количестве повторить все тот же набор штампованных правил и социальных допущений, только без грубых выражений свойственных шкафу и весам, ах да еще зеркалам.
Мигрень издевательски хихикнула, свернувшись клубочком вокруг воспоминаний, и тишину прорезал резкий звук, похожий на требовательное младенческое хныкание. Телефон со свойственным этому миру цинизмом обнаружился под скомканной подушкой.
- Гарриет. – голосом шефа хрюкнул телефон. – Нам понравился ваш вклад в работу нашей команды. Вы показали себя исполнительным, ответственным работником, и много сделали, чтобы наш проект был завершен почти своевременно. –голос сделал паузу и Гарриет скрестила пальцы «За здравие или за упокой, за здравие или за упокой…?» - Гарриет, мы бы хотели…
И на этой безусловно волнительной секунде телефон с предоргазменным вхлипом индикатора батареи сдох, отключился, расслабился, выполнив всю назначенную ему роком на сегодня работу, и упокоился с миром до следующего прихода от 240 электрических Вольт.
- Ах ты ж… - беспомощно сказала на это Гарри и потянулась к зарядке.

А постов не сохранилось *грустно-задумчиво*

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

DEI

главная